Новости

Новости из мира такси.
Аватара пользователя
Новости
Сообщения: 391
Зарегистрирован: 13 мар 2017, 14:47
Город: Москва
14 окт 2017, 10:04

«Подключашки» для водителей: как работает система «Яндекс.Такси»

Сообщение Новости » 14 окт 2017, 10:04

Бренд технологической компании – внешняя сторона бизнеса. Когда речь заходит об ответственности, дело приходится иметь с фирмами-посредниками.

В июне прошлого года Елена Гращенкова, директор одного из московских event-агентств, прилетела в командировку в Санкт-Петербург и вызвала машину через приложение «Яндекс.Такси». Забрав пассажирку в аэропорту, таксист поехал в город, но по дороге не справился с управлением и врезался сначала в дорожное ограждение, потом в бордюр и следом – в дерево. Гращенкова полагает, что водитель находился под действием наркотиков: «Он даже не попытался затормозить, сжать руль, хоть что-то сделать». Его признали виновным в ДТП, но довольно скоро он уже снова работал в такси. А еще через несколько месяцев его задержали за перевозку амфетаминов.

Авария, в которую попала Гращенкова, была достаточно тяжелой – от удара у нее была раздроблена плечевая кость. От страховой компании она получила 72,5 тысячи рублей, но лечение обошлось намного дороже – более, чем в полмиллиона рублей. И все время, пока пострадавшая в аварии москвичка занималась своим здоровьем, она пыталась выяснить, с кого взыскать деньги за инцидент.

Получить компенсацию от службы такси – не такая простая задача. «Яндекс.Такси», крупнейшая в России служба подачи машин, не несет ответственность за поездку, так как по договору лишь оказывает информационные услуги. Компания-перевозчик, которой «Яндекс» эту услугу оказала, не владела машиной, попавшей в аварию: автомобиль был в субаренде. Сам таксист, сидевший за рулем, не имел с компанией-перевозчиком трудового договора. Когда оказалось, что взыскивать деньги можно лишь с осужденного водителя, Гращенкова решила подать иск напрямую к «Яндекс.Такси». Сейчас Гращенкова пытается получить с компании почти 60 млн рублей (550 тысяч рублей за лечение и 59 млн – за моральный ущерб). Первое заседание по делу состоится 19 октября.

Насколько типична такая ситуация с ускользающей ответственностью? Мы изучили список из одной тысячи партнеров «Яндекс.Такси» и пришли к выводу, что шансы нарваться на ни за что не отвечающие компании-прослойки у пассажиров достаточно высоки.

«Сложные пути»
Рынок такси в крупных российских городах за последние шесть лет изменился радикально. Еще не так давно, чтобы вернуться поздно вечером из гостей домой, нужно было звонить оператору и оставлять заказ – желательно заранее, или же ловить случайный автомобиль на дороге, рискуя нарваться на водителя-лихача с прокуренным салоном. Теперь машина приезжает через несколько минут после того, как вы открыли мобильное приложение и нажали кнопку заказа, а по окончании поездки вам не нужно искать ближайший магазин, чтобы разменять тысячу рублей, – деньги списываются автоматически с банковской карты, как только вы попрощались с водителем и закрыли дверь.

Эту тихую революцию совершили три крупнейших компании: «Яндекс.Такси», подконтрольная главному российскому поисковику, американская Uber и российско-израильская Gett (первые две в этом году решили объединить свои операции в России). Компании не владеют машинами – они сводят автопарки или индивидуальных водителей с клиентами, устанавливая цены, стандарты перевозок, осуществляя платежи, и поэтому иногда называются агрегаторами.

Представители всех трех компаний-агрегаторов любят подчеркивать, что делают рынок более цивилизованным, – в том числе за счет системы безналичных расчетов. Но до полного совершенства этой системе все-таки далеко: деньги, списанные с вашей карты, по-прежнему попадают в круговорот серых схем, прежде чем обернуться зарплатой водителя.

Для эксперимента корреспондент Republic отправился устраиваться на работу водителем такси в одну из компаний, которая подключает водителей к «Яндексу» и Uber. На собеседовании будущих водителей предупреждают: никакого трудового договора не будет. На вопрос, а как же тогда получать деньги за работу (юридическое лицо не может переводить физлицу деньги без договора или какого-либо другого документального обоснования), сотрудник компании уклончиво ответил: «Сложными путями».

Пути действительно не самые простые и ведут через фирмы, которые выступают партнерами агрегаторов. «Яндекс.Такси» – единственная компания из большой тройки, публикующая список своих партнеров: в ее случае это тысяча компаний (по состоянию на середину сентября), из которых 766 зарегистрированы в Москве или Московской области.

Что это за фирмы? «Яндекс.Такси» говорит, что сотрудничает только «с официальными таксопарками и диспетчерскими». Но, по оценкам главы общественного движения «Форум такси» Олега Амосова, в Москве есть лишь триста таксопарков – компаний со своим парком машин, в котором каждая имеет обязательное для работы в такси разрешение мэрии, автомобили проходят техосмотр, водители – медосмотр.

Если сличить две базы – список партнеров «Яндекса» и базы данных мэрии, то можно убедиться, что из 766 компаний – партнеров «Яндекса» у 327 есть машины (в собственности либо в лизинге) с официальными разрешениями города на работу. Всего у этих партнеров, по нашим подсчетам, 11 тысяч машин. Но в системе «Яндекса» работает значительно больше автомобилей. Всего по России их 200 тысяч, отдельно данные по столичному региону агрегатор не раскрывает, но, по разным оценкам, это не менее 25 тысяч машин.

Как оформлены еще порядка 15 тысяч машин? Они подключены через остальных партнеров «Яндекса» – это 439 компаний, которые разрешений от мэрии не имеют. По версии «Яндекса», эти компании и есть «диспетчерские». Однако суть деятельности многих из этих фирм никак не соответствует названию: заказать такси через них невозможно, своих телефонов в открытом доступе они часто не оставляют (что для «диспетчерских» странно), а если и есть номер для связи, то на просьбу заказать такси при звонке реагируют с искренним недоумением: мы не служба по вызову такси, а занимаемся арендой автомобилей.

Сами таксисты такие диспетчерские называют «подключашками». Основное назначение подобных компаний – быть прослойкой между агрегаторами и водителем, перечисляя таксистам их безналичный заработок часто без уплаты налогов. Помимо всего прочего, таким фирмам довольно легко исчезнуть, если нужно будет нести ответственность – перед пассажиром или налоговой инспекцией.

«Вы ошиблись номером»
В оферте «Яндекс.Такси» сказано: агрегатор не отвечает за финансовые операции между пользователем и партнерами, а также «за любые последствия приобретения услуг партнеров». Этим «Яндекс.Такси» снимает с себя разом ответственность и перед налоговыми органами, и перед пассажирами.

Первая оговорка – на случай безналичных расчетов с пассажиром. Если оплата идет по карте, говорится в оферте, «Яндекс.Такси» становится агентом партнера – фактически это значит, что компания принимает деньги, оставляет себе комиссию 20% и затем переводит деньги фирме-партнеру, чтобы та рассчиталась с водителем.

Если компания-партнер – это вымирающий вид таксопарка с таксистами, оформленными в штат, то она перечисляет деньги водителям на основании трудовых договоров. Если же это компания-посредник, то она может использовать одну из двух схем.

В случае, когда посредник – ИП, частный предприниматель перечисляет деньги со счета юридического лица на свой личный, а затем рассчитывается с водителями, сэкономив примерно 43% на социальных налогах и НДФЛ. Индивидуальных предпринимателей среди партнеров-«диспетчерских» больше всего – примерно 70%.

Если посредник – ООО, то фирма опять же переводит деньги на ИП, например по договору оказания транспортных услуг, а ИП уже рассчитывается с водителями по описанной выше схеме как один частный человек – с другим. Если водитель хочет получать зарплату наличными, то фирмы-партнеры обналичивают деньги, снимая их со счета ИП. «Диспетчерские» совершают эти операции, оставляя себе от 2% до 5% за безналичные переводы и от 6% до 8% за обналичивание. «Подключашка» – явление, связанное именно с агрегаторами. Традиционные службы заказа такси такие, как например, «Максим» имеют дело в основном с наличными и не нуждаются в таких схемах.

Uber и Gett работают по аналогичному принципу – по крайней мере, компании-«диспетчерские» обычно указывают, что работают со всей тройкой агрегаторов. В 2015 году профсоюз такси обращался в МВД и прокуратуру с требованием проверить Uber на соблюдение законодательства. В обращении говорится, что по просьбе профсоюза водитель Илья Ломакин (имена изменены по просьбе профсоюза) устроился работать в компанию-партнера Uber и проработал там около месяца. За это время он получал деньги наличными в офисе без оформления каких-либо документов. В возбуждении уголовного дела профсоюзу отказали: владелец компании-партнера Владимир Гусев сообщил сотрудникам правоохранительных органов, что с водителями рассчитывался сам Uber.

Насколько операции, осуществляемые посредниками, законны? Председатель коллегии адвокатов «Ицков и партнеры» Дмитрий Ицков полагает, что за проведение подобных платежей руководству фирм-посредников может грозить ответственность вплоть до уголовной. «Налоговая может отследить транзит между расчетным и личным счетами предпринимателя, сопоставить движение по этим счетам и вычислить схему. Тогда налоговая доначислит НДФЛ и страховые взносы с выплат в пользу физических лиц, наложит штраф и взыщет пени. Если сумма сокрытых налогов и страховых взносов выше порога в 5 миллионов рублей, то может наступить и уголовная ответственность за уклонение от уплаты налогов», – говорит Ицков. Учитывая, что фирмы-посредники оставляют себе процент за эти услуги, то это может попасть и под уголовную статью о незаконной банковской деятельности, добавляет адвокат. Если компания откажется уплатить все штрафы и неустойки по решению налогового органа, в ход пойдет принудительное взыскание, включая взыскание денег со счетов, арест и продажа с торгов имущества.

«Яндекс» на вопрос, почему его партнеры, предлагающие такси в аренду, не имеют на них разрешений, ответил, что «не комментирует бизнес конкурентов». Максим Горячев, владелец партнера «Яндекса» – такси «Дельфин», назвал тему трудовых отношений с водителями «коммерческой тайной». Услышав вопрос, почему компания сдает в аренду такси, не имея разрешений на машины, Горячев сказал: «Я не имею никакого отношения к “Дельфину”, вы ошиблись номером», – и повесил трубку.

Директор event-агентства Гращенкова в своих попытках взыскать деньги с виновника ДТП в Санкт-Петербурге столкнулась как раз с такой цепочкой: машина принадлежит одной компании, а посредником между «Яндексом» и водителем выступает другая, «пустая» фирма. Единственным, кто несет ответственность в этой схеме, становится водитель, который, кроме выплаты ущерба, рискует быть обвиненным и в незаконной предпринимательской деятельности.

«Мы уронили качество»
Российское такси одно из самых дешевых в мире и, если судить по данным Taxi Price Index 2017, уступает только Каиру и Бангкоку.

Агрегаторы в России уже несколько раз снижали минимальную цену поездки. Сначала, в 2015 году, – до 199 рублей – за эту сумму можно было проехать два километра за пять минут. Потом, в 2016-м, – до 99 рублей. Первыми цены снизили в Uber, в «Яндекс.Такси» были вынуждены сделать то же самое. Последние годы агрегаторы, по сути, «сжигают кэш» – работают в минус, отвоевывая долю рынка. Всего за 2016 год скорректированный убыток «Яндекс.Такси» составил 2,1 млрд рублей. Убытки Gett в России составили 1,5 млрд рублей. Глобальный убыток Uber – $2,8 млрд.

Работа через посреднические фирмы и ИП, экономящие на налогах, позволяет кое-как сводить концы с концами при таких тарифах. Но обратная сторона этой модели – перегруженные водители и отсутствие организаций, ответственных за техническое состояние машин и за возможные инциденты в дороге. На сайтах некоторых из них можно встретить, например, предложение подключиться к заказам «Яндекс.Такси» без приезда в офис, прислав документы в мессенджер.

Традиционные таксопарки через такие фирмы-прослойки не работают. «Я с удовольствием бы работал “всерую”, но тогда мы не получим субсидии от мэрии», – признается один из владельцев большого таксопарка. Мэрия субсидирует ставку по лизингу, но, чтобы получить эту субсидию, компания должна официально заниматься таксомоторными перевозками и арендовать машины для этих целей напрямую.

«Мы уронили качество водителей и сами не знаем, что с этим делать, все катится в пропасть», – делится сотрудник конкурирующего с «Яндекс.Такси» агрегатора на условиях анонимности.

Пытаются ли компании-агрегаторы что-то исправить? Недавно «Яндекс.Такси» объявил о запуске программы поддержки таксопарков и о введении пилотной программы страхования пассажиров на сумму до 2 млн рублей. Правда, в Москве и Санкт-Петербурге эта программа пока действовать не будет.